Представьте — вы сдаете кровь, мочу — а завтра из прессы узнаете, результаты этих анализов. А еще лучше — свой диагноз.
Будете ли Вы удивлены?
Вот и мы в шоке.
Такое возможно только в России, видимо.
Сегодня главный врач НИИ Склифосовского Алексей Токарев сделал открытое заявление прессе о том, что в биологических средах Алексея Навального не найдены ядовитые вещества.
Должностное лицо — руководитель крупнейшего медицинского учреждения грубо нарушил закон о разглашении личных данных, медицинской тайны. Он это сделал до получения данной информации и результатов анализов самим Алексеем Навальным, его родственниками или доверенными лицами.
А теперь давайте подумаем: зачем же он так спешил, что даже так грубо нарушил закон?
Могу только лишь предположить: главный врач совсем не виноват, явно кто-то сверху отдал приказ и очень спешил снизить накал страстей и шума вокруг возможного отравления или умышленного нанесения вреда здоровью оппозиционного политика.
Также могу предположить, что этими людьми движет страх. Страх за то, что они думали скрыть, а не вышло. И все узнали их ужасные методы вредительства и запугивания.
Да, уверена, что хотели просто напугать и лишить моральных сил противостоять.
А теперь — почему судить по результатам этих анализов о факте отравлении абсурдно совершенно.
Какие у нас есть факты?
 — Факты безусловные:
1. Химическое вещество было. Оно неизвестно.
2. Оно вызвало резкий отек лица, поражение глаз, кожи лица, шеи, частично туловища и рук — контактный (!) дерматит.
3. Смывы и соскобы с кожи, с конъюнктивы, химико-токсикологические исследование волос, одежды и постельного белья сделаны не были.
Абсолютно понятно и адекватно понимание, что при контактном дерматите нужно исследовать те ткани, с которыми наиболее был вероятен этот самый контакт.
Эти факты отрицать невозможно.
 — Теперь факты, которые точно установить невозможно или очень сложно.
1. Попало ли это вещество в тот набор «ядов», который есть в оборудовании токсикологической лаборатории — неизвестно.
2. Попало ли оно в ткани в достаточном количестве для его обнаружения в крови и в моче, каков его период полувыведения из организма — неизвестно. Ведь дерматит— КОНТАКТНЫЙ.
Итак. В забранных анализах Алексея ядов, база которых есть в лаборатории НИИ Склифосовского, не найдены.
Можно ли на основании этих результатов делать выводы о том, что повреждения кожи и слизистых произошли сами собой? Когда Алексей ел одно и тоже со всеми сокамерниками, пользовался одной и той же парфюмерией и средствами личной гигиены? И со всеми все в порядке — и у него одного вдруг такие выраженные проявления дерматита и кератоконъюнктивита?
Выводы делайте сами.
Оригинал


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире